01 ноября 2019

Дмитрий Яшкин: «Думаю, в Москве и Овечкина в метро не узнают»

Форвард «Динамо» рассказал в эксклюзивном интервью KHL.ru о выезде на Дальний Восток и игре с лучшим центром в КХЛ

Одним из героев выезда «Динамо» на Дальний Восток стал Дмитрий Яшкин, набравший в трех встречах (2+5) 7 очков. В игре с «Амуром» 26-летний русский форвард с чешским паспортом вместе с партнером по звену Вадимом Шипачевым сделали по четыре голевые передачи. Достижения Яшкина не остались незамеченными — КХЛ признала динамовца лучшим нападающим прошлой недели.

— Дмитрий, два дня выходных после изматывающего выезда — не маловато?

— Да, вроде бы, хватило. Надеюсь, удалось качественно подготовиться к домашней серии. 

— Вы первый раз были на Дальнем Востоке? Какие впечатления?

— Да, первый. Так себе, на самом деле (смеется). Но не в том плане, что мне не понравились города, просто тяжелая дорога, длительные перелеты, смена часовых поясов. Дни непонятно проходили, так как мы жили по московскому времени. Днем спишь, а ночью гуляешь или готовишься к играм. У нас в 11 часов вечера по хабаровскому времени тренировка была. Это непривычно. Но лучше уж так, чем стараться перестраиваться на местное время. 

— Города хоть успели посмотреть?

— Владивосток красивый, успел прогуляться, а Хабаровск толком не удалось посмотреть. Слышал, что уютный город, да и друзья там играют. Но мы ночью приехали, весь день спали, потренировались, а потом игра. В Китае тоже ничего не видел: четыре часа поспали, отыграли матч и полетели дальше. 

— Сколько банок икры привезли из Владивостока?

— Парочку. 

— Любите?

— Икра нравится, на Дальнем Востоке она очень высокого качества. Но не скажу, что «тащусь» от нее. Каждый день точно не ем. 

— «Динамо» давно не забиралось второе место Запада. Какие в команде сейчас настроения?

— У нас пока сезон идет вверх-вниз. Проигрываем пару матчей, потом побеждаем. Был очень хороший выезд, эти три победы на Дальнем Востоке придали уверенности в своих силах. В последней игре с «Адмиралом» ребята поняли, что все наконец-то стало получаться, и мы провели классную игру. До паузы на Евротур осталось три матча, надо на них с таким же настроем выходить. 

— У вас когда-нибудь был такой крутой центр как Вадим Шипачев?

— В НХЛ я играл с Полом Штястны, с ним тоже очень хорошо получалось. В принципе, они с Вадимом похожи: у обоих здорово работает голова, могут отдать классную передачу. 

— Думала, вы скажете про Крейчи, с которым играли на Чемпионате мира 2018.

— С ним ведь только на этом чемпионате и удалось поиграть. Но с Давидом и Пастрняком было круто. Большая радость — выходить вместе с такими ребятами. 

— Я помню, как они прилетели в Копенгаген после вылета «Бостона» из плей-офф и буквально с самолета обыграли сборную Россию. У вас сразу такая химия в тройке появилась.

— Так они ведь вместе в клубе играют, а я просто под них подстроился. Что надо было, то я и делал. С Шипачевым в «Динамо» примерно такая же тактика. С такими партнерами играть легко.

— Что Вадим как центральный делает такого, что не способно сделать большинство хоккеистов?

— Он очень терпелив, никуда не спешит с шайбой, читает игру на шаг вперед. Вадим видит и чувствует, куда можно пас отдать, где партнер через секунду будет находиться. Это его главное преимущество перед соперниками. 

— Шипачев — явный лидер на льду, в раздевалке тоже?

— Он капитан, и его всегда слышно. Думаю, это правильно. Он говорит, когда надо, это самое главное.

— За два месяца успело вас что-то удивить в КХЛ?

— Пожалуй, только одно. КХЛ, наверное, единственная лига, где три вида площадок. Надо постоянно переключаться, везде по-разному думать. Игра на маленькой и большой площадке сильно отличается. 

— То, что у «Динамо» канадский размер площадки, для вас плюс?

— Да, я на ней играл в последние годы, так что доволен. 

— Вы говорили, что в Америке соскучились по умному хоккею. Нашли его в КХЛ?

— С таким центральным точно нашел (смеется). Мне все нравится, наслаждаюсь каждой сменой. Прикольно каждый раз придумывать на льду что-то новое. 

— Можете сказать, что после многих лет скитаний по командам наконец-то получаете кайф от хоккея?

— Ну, конечно! Игрового времени куча. А когда оно есть, то любой хоккеист чувствует себя увереннее и может больше себе позволить. 

— В НХЛ в последние годы играли в третьих-четвертых звеньях, набирая не так много очков. Николай Кулемин в Америке был в похожей роли, вернувшись в Россию, он не смог полностью перестроиться, а вы смогли. Как вам удалось?

— Я над этим работал все лето. Был сосредоточен на этом, старался перенести в игру. Кажется, потихоньку получается. 

— Крэйг Мактавиш, которого уволили из «Локомотива», был удивлен тем, что в КХЛ играют в вертикальный хоккей. Какими были ваши впечатления на контрасте с НХЛ?

— Думаю, это касается не только КХЛ, а всего мирового хоккея. Когда я шесть лет назад пришел в НХЛ, хоккей был гораздо медленнее, было больше перепасов, закатов. Сейчас этого вообще нет. Все играют вертикально, потому что скорости бешеные. Так и в КХЛ. Мне кажется, уже нереально играть в тот хоккей, который был раньше.

— Вы последние шесть лет играли в Америке, до этого в Чехии. К чему пришлось привыкать, переехав в Москву?

— Я все это лето прожил в Москве, обосновался, подстроил под себя. И теперь все идеально. 

— Ваша жена занимается в Москве музыкой. Наверное, она была главным инициатором переезда в столицу России?

— Конечно, ей хотелось остаться в Москве. Но у меня было точно такое же желание. Я не хотел никуда переезжать, раз уже летом здесь поселились. 

— Не напрягает, что Москва — очень шумный город с постоянными пробками?

— Я уже привык. Вашингтон такой же большой город, где есть пробки. Может, поменьше, но не суть. Есть люди, которые не любят мегаполисы, но я к таким себя не отношу. Мне ничего здесь не мешает. 

— Ваша супруга записывает песни. Перед играми слушаете их?

— Как раз перед нет (смеется). А в свободное время часто включаем. Мы много обсуждаем и хоккей, и ее работу. Я очень рад за нее, мне ее музыка безумно нравится. 

— Сложно ей было жить в Америке, ведь музыку она в России записывает?

— Непросто было. Она летала в Россию, но жили мы все равно вместе в США. 

— Давно вы вместе и как познакомились?

— Через общего друга шесть лет назад. Как-то сразу все сошлось. Так как у хоккеистов времени не много, мы почти сразу стали жить вместе, можно сказать, с первого дня.

— Почему многие хоккеисты довольно рано находят свою вторую половинку?

— Мне кажется, это индивидуально. Есть много ребят, которые и до 30-35 лет свободны. Просто таким людям, как я, нужен рядом родной человек. Мне не нравится быть одному. Приятно, когда есть близкий, с которым можно поговорить. 

— Вам часто говорят, что улыбкой напоминаете Овечкина?

— Да вроде бы нет. Понятно, что первый, кто приходит на ум с такой улыбкой, это Саша. Но у нас сейчас полкоманды ходит без зубов. 

— Не думали вставить временные протезы?

— Нет, у меня есть, но неудобно. Можно импланты сделать, правда, это долго и больно. Времени пока нет для этого. 

— Помните, как потеряли зуб?

— Конечно! Такое вряд ли забудешь. Это случилось два года назад на сборах перед чемпионатом мира. В сборной Чехии на тренировке один из молодых ребят выбил зуб клюшкой. 

— Кто это был?

— Мартин Каут, сейчас играет в системе «Колорадо».

— Вы говорили, что за прошлый год сильно привыкли к русским ребятам из «Вашингтона». Переписываетесь сейчас?

— Слежу за ними, да и за другими друзьями из НХЛ. Периодически созваниваемся, но понятное дело, что нечасто, у каждого своя жизнь. 

— Вы быстро с ними сошлись?

— В принципе да. Я и так чуть-чуть знал Овечкина, Кузнецова и Орлова. Они классные ребята, отличные друзья.

— Сезон в «Кэпиталз» для вас неудачно сложился. Если бы не их поддержка, было бы хуже?

— Да, они помогали. На выездных сериях все время проводили вместе, приятно, что рядом были близкие люди. 

— Для себя поняли, почему не смогли заиграть?

— Когда только пришел в «Вашингтон», слишком много беспокоился, переживал, пытался играть без ошибок. Это привело к тому, что очков почти не набирал. Команда-то, по сути, осталась почти такой же, что и в чемпионский сезон. Я оказался новичком, который пришел в укомплектованную команду. Наверное, не смог доказать, что я лучше остальных. 

— В конце февраля прошла информация, что вас могут выставить на драфт отказов, а в итоге выбрали Смита-Пелли. Был страх из-за того, что отправят в фарм-клуб?

— Да, такое действительно было возможно. Но что бояться? Я ничего не мог поделать, просто смирился с этим фактом. 

— Вы пришли в «Вашингтон» на следующий год после чемпионства, ушли из «Сент-Луиса» — за год до него. Никогда не думали о невезении?

— Любой человек на моем месте подумает. Такая судьба у меня, значит, так и должно было случиться. 

— У вас в «Сент-Луисе» был неприятный случай пару лет назад, вы проспали командное собрание и были оставлены в запасе по решению тренера. С тех пор будильник заводите по несколько раз?

— Да я и до этого всегда заводил несколько будильников. Просто бывает, что настолько устаешь, что даже от будильника не можешь проснуться. Конечно, такое не должно случаться, но никто не застрахован. У всех бывало. Надо просто иметь партнеров по команде, с которыми каждое утро можно созвониться или списаться. В «Динамо» мы каждое утро списываемся, чтобы никто не проспал. Если нам на «ВТБ Арену», то вместе едем на метро. 

— Почему на метро?

— Так удобнее, метро близко к стадиону. 

— Вас узнают?

— (Смеется). Нет, Москва настолько большая, что это совсем неудивительно. Здесь, может, и Овечкина никто не узнает.

— Когда вы перешли в «Динамо», Владимир Крикунов заявил, что вы были не готовы физически. Что странно, вы ведь все лето работали с тренером по физподготвке Павлом Маркиданом, у которого летом занимаются многие энхаэловцы. Как так?

— Это надо у других людей спрашивать. Я физически чувствую себя хорошо, другим моя форма должна быть видна на льду. Когда пришел в «Динамо», в первые дни был уставшим. Это абсолютно нормально. Кататься с командой и тренироваться одному — совершенно разные вещи. 

— Предсезонка была напряженной?

— Шесть раз в неделю — три раза лед и шесть тренировок на земле.  

— Ходят легенды о динамовских тренировках Крикунова. Часто на них «умираете»?

— Да, вроде бы, держусь. Сегодня с жилетами катались, было нормально. Иногда тяжеловато, но это того стоит. Сезон длинный, зато в концовке силы будут. 

— Как часто сейчас бываете в Чехии?

— Редко. Этим летом всего пару дней побыл. Сейчас вот в сборную поеду на несколько дней. 

— Чешский язык только в сборной вспоминаете?

— Нет, в «Динамо» с Чайкой (защитник Михал Чайковски — прим. авт.) постоянно болтаем. Пытаюсь не забывать язык. 

— Вам комфортно и среди чехов, и среди россиян?

— Да, мне очень повезло, что я везде себя своим чувствую. 

— Вам по менталитету ближе чехи или русские?

— Думаю, я микс (смеется). 

— Чем занимается ваш брат Михаил, который в Чехии играл в хоккей?

— Когда «Слован» был в КХЛ, он там работал. Сейчас во Владивостоке, в «Адмирале». 

— Ваш же отец Алексей Яшкин ведь тоже в «Динамо»?

— Да, это так. 

— Много шуток выслушали на тему, что привели с собой в команду отца?

— Да, шутки были. Но это нормально, я в другом клубе выступал, в котором папа играл, потом генеральным менеджером работал. Для меня ничего нового нет. 

— С отцом часто вашу игру обсуждаете?

— Постоянно. Он мой главный критик. Это и правильно. Если много хвалить, то человек ничего не добьется.

Интервью: Дарья Тубольцева, KHL.ru